Как стать волонтёром, кому нужна помощь и есть ли смысл в законе о добровольцах?

 #уЕжа руководитель добровольческого движения «Доброштаб» Мария Багаева.

Среднее время чтения: 5 минут

Хочу короче! 

— Маша, зачем нашему городу нужен «Доброштаб»?

— «Доброштаб» — это своеобразный переводчик между волонтёрами и жителями города, решившими помогать. Движение на понятном и доступном языке объясняет: «Ты хочешь стать добровольцем? Можешь принимать участие в таких-то проектах. Ты боишься? Мы с координаторами поможем начать». Между тем, мы стараемся создать условия и возможности для участия не только в работе движения, но и других городских добровольческих организациях. Например, к нам приходит человек и говорит: «Я хочу помогать животным». Это не наш профиль, мы отправляем его туда, где люди занимаются животными.

Бывает наоборот. Люди не готовы помогать, а рассказывают о проблемах. Но мы дорожим теми, кто, видя эту проблему, готов подключиться к её решению.

— Каждый день заниматься волонтёрскими проектами и помощью нуждающимся дано далеко не всем. Расскажи, в чём источник твоего вдохновения?

— Изначально вдохновение — это любовь к тому, что ты делаешь. И ещё понимание, что всё неслучайно – окружающие люди, работа, возможность помочь. Это придаёт силы не сдаваться и идти дальше.

— Тебе никогда не задавали вопрос: «Зачем тебе всё это нужно?»

— Мне кажется, важно следовать зову сердца. В случае с добровольчеством всё так и было. Сначала появилось желание, а потом сразу и сама по себе возможность служить этому делу.

А ещё мне очень нравится высказывание папы одного онкобольного мальчика: «Я верю, что всё, что нам посылается, — как карман. Карман для Бога, в который Он обязательно положит столько конфет, сколько влезет, и других угостить хватит, и ещё вываливаться будут».

Иногда задумываюсь и понимаю, какая у меня хорошая работа! Благодаря ей можно быть полезным и «пустить круги по воде». Говоря о кругах на воде, я подразумеваю тот факт, что, однажды поучаствовав в каком-либо деле, ребята получают импульс, а потом распространяют его дальше, образовывая вокруг себя новые «круги». И движение продолжается с новой силой и энергией. Участники движения растут, уезжают в другие города и тем не менее там так или иначе продолжают  заниматься добровольчеством. Главное, чему они учатся в «Доброштабе», — не быть равнодушными!

— «Все мы родом из детства», — утверждает Антуан де Сент-Экзюпери. Расскажи, чем были наполнены твои детские дни?

— В детстве было бесконечное чувство радости. Я выросла в военном городке Коврова – мы все друг друга знали, дружили, были одной семьёй. Сейчас у меня тоже много друзей, они прекрасные, но другие.

Долгое время я мечтала стать археологом. Мне было все равно, что выкапывать, казалось, что это классная профессия. Мечта была актуальной до тех пор, пока я не поняла, чем на самом деле занимается археолог. Потом хотела стать дизайнером, а потом педагогом. Им и стала (Мария окончила Владимирский педагогический университет по специальности «Учитель начальных классов» — прим. ред.). Однажды на лекции по психологии на 3 курсе пришло чёткое осознание, что нужно срочно бежать в школу. Казалось, всё — знания получила, надо быстрее их применять. И-таки побежала – работала воспитателем в одном из детских садов. Потом пару лет работала дизайнером в рекламных агентствах сначала в Коврове, потом во Владимире. Это ещё одна осуществившаяся детско-юношеская мечта.

— Какие силы тебя привели в «Доброштаб»?

— Это долгая история. Но для меня она представляется неслучайным стечением обстоятельств. В далеком 2011-м мы с другом участвовали в конкурсе социальной рекламы, который организовывало управление по делам молодежи. Стали победителями, наши работы разместили на сайте УДМ. Однажды на нём же неожиданно для себя нашла информацию о молодёжном форуме на территории усадьбы Храповицкого (в которую с давних пор влюблена). Уже тогда я впервые начала мечтать о работе, позволяющей  помогать людям. И вот на этом форуме я знакомлюсь с добровольцами. Как сейчас помню, вся такая воодушевленная, после их рассказа о своей деятельности подбегаю с расспросами: «Майя (так звали руководителя александровского добровольческого отряда), тебя уже, наверное, одолели с расспросами». А она мне обиженно отвечает: «Ни один не подошёл». Так интересующихся добровольчеством на форуме стало двое. А следом я узнала о том, что во Владимире уже год существует подобное волонтёрское объединение и туда требуется руководитель.

Добровольчество — не та тема, где нужно гордиться цифрами. Здесь о другом…

— Количество добровольцев во Владимире растёт из года в год. По статистике каждый 5-й житель региона так или иначе участвует в волонтёрской деятельности. На твой взгляд, за счёт чего увеличивается число добровольцев?

— Интерес к добровольчеству в России растёт. Оно стало понятным, доступным. Раньше люди, которые тратили своё свободное время во благо других, казались немного странными. Сейчас же тенденция иная – классно, когда ты доброволец! Но всё-таки, когда мы говорим о добровольчестве, люди подразумевают что-то своё.

Для меня — это более-менее регулярная работа в одном или нескольких направлениях помощи. Разовые «истории», конечно, имеют место быть. К примеру, большие массовые мероприятия. Мы очень благодарны добровольцам, которые помогают их организовывать. Но мне больше по душе инициативы, которые имеют фундамент, когда доброволец не заканчивает свои добрые дела после окончания акций.

И вообще добровольчество — не та тема, где нужно гордиться цифрами. Здесь о другом…

— В мае вступает в силу закон о волонтёрах. Если быть точными – поправки в закон от 1995 года «О благотворительной деятельности». Нужен ли этот закон?

— Закон предусматривает несколько мер поддержки добровольчества, определяет разные понятия — «волонтёр», «доброволец» и т.д. Но в целом он мало влияет на деятельность небольших добровольческих организаций вроде нашей. Эти поправки, скорее, полезны госслужащим и бизнесменам, которые хотят работать с добровольцами. А сами волонтёрские объединения в своём большинстве успешно работают и без какого-либо регулирования.

Сейчас в нашей базе более 100 постоянных добровольцев, которые получили личные книжки волонтёра.

— Добровольцы — это добро, добрая воля, помощь по велению души. Как ты думаешь, стоит ли всё упорядочивать, загонять в рамки, подчинить правилам?

Есть внутреннее убеждение, что всё упорядочивать не надо. Но есть моменты, которые требуют урегулирования. Например, выдача личных книжек волонтёров. Внешне эта книжка очень похожа на трудовую, имеет давнюю историю, уходящую корнями к Министерству спорта, туризма и молодёжной политики РФ. Механизм их выдачи отработан был слабо. Когда наступило полное непонимание, кто, где и как их может получить, было решено выдачу приостановить. Прошло несколько лет, не дождавшись общего порядка выдачи книжек, мы выпустили свой городской регламент – постановление администрации. В нём чётко описан весь алгоритм получения волонтёрской книжки.

Сейчас в нашей базе более 100 постоянных добровольцев, которые получили эти книжки. И это не обязательно команда «Доброштаба».  Члены любых организаций в возрасте от 14 до 30 лет могут подать заявку на получение книжки волонтёра. Нужно просто принести документы, подтверждающие волонтёрский стаж (фотографии, ссылки на интернет-ресурсы, благодарственные письма и т.д.). В приёмных комиссиях некоторых вузов личные книжки учитывается при поступлении. Это здорово!

Всё сваливать на чиновников очень легко, а взять ответственность на себя, как на дочь, сына, родственника, гражданина — это сложнее.

— Есть мнение, что волонтёры появляются там, где не дорабатывает государство. Ты согласна?

— Нет. Добровольцы там, где нужно внимание, человеческая теплота, забота. Сколько она стоит? Сколько ты должен заплатить как государство человеку, который делится своим вниманием с одинокой пожилой бабушкой? А если рассматривать тему бездомных? На улице люди оказываются не всегда по вине государства. Всё сваливать на чиновников очень легко, а взять ответственность на себя, как на дочь, сына, родственника, гражданина — это сложнее.

— Какая сфера «проваливается» больше всего? Кому нужна помощь волонтёров?

— Вообще не возникает проблем найти волонтёров на организацию массовых мероприятий — это новые эмоции, движение. А если говорим о регулярной помощи пожилым, инвалидам – здесь сложнее. Здесь уже общение происходит один на один, есть понимание, что это не одноразовый поход. Но и адресная помощь работает! Правда, не в объёме — каждый пятый житель. Иногда двое добровольцев, оказывающих помощь одной и той же одинокой бабушке на протяжении нескольких лет, ценнее десятка, пришедших только за волонтёрской книжкой.

— Как стать волонтёром?

— Оглянись вокруг, посмотри, где нужна помощь, и займись этим вопросом на регулярной основе. Если ты будешь каждый день одну и ту же бабушку переводить через дорогу, можешь смело считать себя волонтером.

Доброе дело – сокровище, а когда ты трубишь о нём на всю округу – оно обнуляется.

— Жизнь большинства молодых людей поглощена социальными сетями. Они рассказывают о каждом своем шаге: что ели на завтрак, о чём разговаривали в кафе. У них не укладывается в голове, как можно сделать доброе дело без селфи для Инстаграма. Иногда похоже, что это помощь не ради помощи, а для того, чтобы всем потом рассказать и получить «лайки». Как думаешь, почему для них так важно поделиться?

— Люди разные. Кто-то делится, потому что действительно по-другому не может, другие таким образом привлекают новых участников в свои проекты. Например, для адресной помощи реально нужны добровольцы. А где найти информацию, если никто не будет рассказывать об этом в соцсетях? Сейчас социальные сети «рулят» в этом вопросе. Но во всём важны разум и мера. Нелепо, когда люди ставят во главу угла не предмет и вопрос помощи, а себя. Чем больше задумываешься о более глубоких вещах, тем ярче потребность делать всё совершенно по-другому —  тихо, заповедно. Доброе дело – сокровище, а когда ты трубишь о нём на всю округу – оно обнуляется. Но это очень субъективно.

Доброштабу жизненно важно рассказывать о работе, чтобы движение ширилось. А если ты сам по себе хочешь делать добрые дела, не преследуя цели присоединения единомышленников, то все эти фотографии скорее всего ни к чему. Но опять же у каждого свой путь. Добровольцев, которые не публикуют «отчёты» в соц сетях, очень много. И большее количество добрых дел, проектов и мероприятий проходят без огласки.

Год волонтёра для молодых объединений — это хорошая возможность заявить о себе.

— Грядет Чемпионат мира по футболу? Есть ли шанс увидеть там волонтёров из «Доброштаба»?

— Шанс есть всегда. Но набором волонтеров на такие мероприятия занимаются федеральные службы. Есть владимирские ребята, которые прошли отбор и будут принимать участие в работе ЧМ в качестве волонтёров. В целом про крупные международные мероприятия могу сказать, что наши волонтёры отправляются туда на общих основаниях. Но у них есть преимущества – гиперответственность, умение владеть

ситуацией, здраво реагировать на любые возникающие сложности. Не так давно наши ребята доказали это сначала при работе на Параде Победы 9 мая, а потом и на Всемирном молодёжном фестивале в Сочи.

— 2018 год в России объявлен годом волонтёра. Приоткрой завесу, запланировали ли вы какие-то особые мероприятия?

— Год волонтёра для молодых объединений — это хорошая возможность заявить о себе. Когда все вокруг говорят о добровольчестве, это сделать проще. Для организаций с историей — это повод подвести некоторые итоги, дать новую жизнь ранее успешным проектам.

В нашем случае — есть идеи по модернизации Школы добровольца, конкурса добровольческих отрядов, есть желание повторить проекты, которые успели себя хорошо зарекомендовать.

— Какие, например?

— Например, очень душевным и перспективным был проект по созданию личных альбомов для детей из детских домов. Сейчас есть и запрос, и возможность повторить. Интересный и необычный проект «Робин гид» — у него тоже есть шансы на реинкарнацию. Были интересные мероприятия для школьников в рамках программы «Тетрадка дружбы», над ними тоже работаем.

Сейчас у нас есть четыре учреждения, в которых команда волонтёров присутствует еженедельно: коррекционные школы № 1 и №2 VIII вида, Дом ветеранов, Владимирский психоневрологический интернат. В школах добровольцы проводят творческие встречи, игры, различные упражнения на налаживание коммуникации, в Доме ветеранов — преподают танцы, в ПНИ – творческие мастер-классы. Хочется сказать огромное спасибо добровольцам этих учреждений, а особенно координаторам волонтёрских групп, которые каждую неделю не только сами навещают наших подопечных, но и заряжают на эту деятельность других. Их верность делу и тем, кому они помогают, дорогого стоит.

Я бы хотела видеть себя в деле, которое живёт.

— Когда много отдаёшь в одном месте, хочется приобретать в другом. Есть ли у тебя места силы, чтобы восполнить свои?

— Храмы. И горы. Они обнуляют «глупости». В этом нетронутом цивилизацией пространстве ты не отвлекаешься на что-то лишнее, можешь сосредоточиться на себе, восторгаться тем, что создано без твоего участия. Там свежий воздух в голове.

— Давай помечтаем. Мария Багаева в 2028 году, какая она?

— Я бы хотела видеть себя в деле, которое живёт.

КОРОЧЕ

«Доброштаб» — это своеобразный переводчик между волонтёрами и жителями города, решившими помогать. Движение на понятном и доступном языке объясняет: «Ты хочешь стать добровольцем? Можешь принимать участие в таких-то проектах. Ты боишься? Мы с координаторами поможем начать».

Главное, чему они учатся в «Доброштабе» — не быть равнодушными.

Интерес к добровольчеству в России растёт. Оно стало понятным, доступным.

Раньше люди, которые тратили своё свободное время во благо других, казались немного странными. Сейчас же тенденция иная – классно, когда ты доброволец!

Закон о волонтёрах предусматривает несколько мер поддержки добровольчества, определяет разные понятия «волонтёр», «доброволец» и т.д. Но в целом он мало влияет на деятельность небольших добровольческих организаций, вроде нашей. Сами волонтёрские объединения в своем большинстве успешно работают и без какого-либо регулирования.

Члены любых организаций в возрасте от 14 до 30 лет могут подать заявку на получение книжки волонтёра. Нужно просто принести документы, подтверждающие волонтёрский стаж (фотографиями, ссылками на интернет-ресурсы, благодарственными письмами и т.д.).

Добровольцы там, где нужно внимание, человеческая теплота, забота. Сколько она стоит? Сколько ты должен заплатить как государство человеку, который делится своим вниманием с одинокой пожилой бабушкой?

Всё сваливать на чиновников очень легко, а взять ответственность на себя, как на дочь, сына, родственника, гражданина — это сложнее.

Вообще не возникает проблем найти волонтёров на организацию массовых мероприятий — это новые эмоции, движение. А если говорим о регулярной помощи пожилым, инвалидам – здесь сложнее.

Иногда двое добровольцев, оказывающих помощь одной и той же одинокой бабушке на протяжении нескольких лет, ценнее десятка, пришедших только за волонтёрской книжкой.

Чем больше задумываешься о более глубоких вещах, тем ярче потребность делать всё совершенно по-другому —  тихо, заповедно. Доброе дело – сокровище, а когда ты трубишь о нём на всю округу – оно обнуляется. Но это очень субъективно.

Доброштабу жизненно важно рассказывать о работе, чтобы движение ширилось. А если ты сам по себе хочешь делать добрые дела, не преследуя цели присоединения единомышленников, то все эти фотографии скорее всего ни к чему.

Год волонтёра для молодых объединений — это хорошая возможность заявить о себе.

Душевным и перспективным был проект по созданию личных альбомов для детей из детских домов. Сейчас есть и запрос, и возможность повторить.

Интересный и необычный проект «Робин гид» — у него тоже есть шансы на реинкарнацию. Были интересные мероприятия для школьников в рамках программы «Тетрадка дружбы», над ними тоже работаем.

Сейчас у нас есть четыре учреждения, в которых команда волонтёров присутствует еженедельно: коррекционные школы № 1 и №2 VIII вида, Дом ветеранов, Владимирский психоневрологический интернат.

Я бы хотела видеть себя в деле, которое живёт.

 

Фото из личного архива Марии Багаевой и из группы ВК Доброштаб

Елена Жесткова

 

Похожие интервью

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.