О том, как написать книгу, победить прокрастинацию и можно ли прожить на гонорар писателя

в категории Интервью/Творчество

#уЕжа писательница Екатерина Шашкова

Что нужно знать перед прочтением интервью?

Екатерина (более известная в сети как Катриона) пишет в жанре приключенческого фэнтези. Из-под её пера вышли пять книг и несколько рассказов. Книги «Марготта», «Цвет моих крыльев» и «Река ведёт к Истоку» официально изданы.

— Расскажи, пожалуйста, в 3-4 предложениях о том, кто такая Екатерина Шашкова. Что нам нужно знать о тебе?

— Я из той породы людей, которые при знакомстве кажутся абсолютно нормальными и даже скучными, а потом внезапно обнаруживается, что в качестве хобби они бегают по лесу с деревянным мечом, покоряют Эверест или спасают мир в маске супергероя. Так что днём я работаю продавцом в книжном магазине, а ночью просыпается моя вторая сущность — человек-писатель.

— Твоя первая книга вышла в бумаге в 2007 году. Как вы с издательством нашли друг друга?

— Как-то очень просто всё получилось. Раньше издательство «Альфа-книга» прямо в книгах публиковало объявление о сотрудничестве. Мол, если вы пишете фантастику, рукописи можно отправлять на такой-то адрес. И когда я написала первый роман, то даже не пыталась искать другие способы публикации, просто отправила файл. Через полтора месяца мне ответили, что берут мой текст. Вот и всё.

— А как выстраиваются отношения с издательством сейчас?

— Примерно так же. Я пишу, отправляю, жду ответа (бегаю по стенам, вздрагиваю от каждого письма и делаю вид, что вообще не волнуюсь). В итоге ответ наконец-то приходит, и тогда уже радуюсь или огорчаюсь, в зависимости от вердикта. Пока радоваться приходилось чаще.

Рукописей в издательство приходит огромное количество, и даже самый гениальный роман легко может затеряться в этой массе.

— Допустим, у меня есть рукопись, к ней написан синопсис, и я знаю е-мейл, по которому нужно всё это отправить. Что ещё необходимо, чтобы на мою работу обратили внимание?

— Я думаю, это вопрос скорее к представителям издательства. Я, честно говоря, понятия не имею, как оно там внутри работает. Но мне кажется, что к базовому набору из текста и синопсиса не помешало бы обычное человеческое везение. Без шуток. Рукописей в издательство приходит огромное количество, и даже самый гениальный роман легко может затеряться в этой массе. А ещё редакторы — тоже люди. Они устают, отвлекаются, глаз замыливается, текст не попадает в настроение… Всякое бывает, в общем. Так что везение не помешает совершенно точно!

— Обязательно ли автору быть популярным на всяких-разных литплощадках в сети? Например, чтобы показать, что у тебя есть аудитория, готовая тебя поддержать, купить книгу и т.д?

— Своя аудитория — это очень здорово, меньше рисков для издательства, меньше проблем для автора, больше счастливых читателей, выше продажи. В общем, это совсем неплохо и очень желательно. Но всё-таки не обязательно и ничего не гарантирует. Бывают случаи, когда выстреливает книга совершенно неизвестного автора. Бывает наоборот, когда книга, которую читают и хвалят в сети, в бумаге продаётся плохо. Раз на раз не приходится.

Ситуация, когда деньги за работу получают все участники издательского процесса, кроме автора, выглядит очень обидно

— Если издатель скажет, что согласен издать твою книгу, но без выплаты роялти, согласишься?

— От ситуации зависит: смотря что за книга, какое издательство и прочие нюансы. В любом случае сначала буду долго-долго думать. Или делать вид, что думаю. Потом… Не знаю. Возможно и соглашусь, пусть люди читают.

Но вообще, ситуация, когда деньги за работу получают все участники издательского процесса, кроме автора, выглядит очень обидно. Вот если представить, что это некий благотворительный проект, в котором все работают за «спасибо» — и корректоры, и художники, и верстальщики, и типография — тогда совсем другое дело.

— В одном из интервью Павел Санаев сказал, что писательством в России живут единицы. Согласна, что писательством не прокормиться?

— «Не прокормиться» — это смотря кто сколько ест и что предпочитает. На макароны и хлебушек, может, и хватит. А если серьёзно: я знаю людей, которые живут на гонорары. Они существуют. Так бывает. Но очень редко, и зачастую речь не об издательских гонорарах, а о самостоятельных электронных продажах. Или ещё один вариант: писать много и быстро, книгу за 3-4 месяца. Но такие скорости далеко не все выдерживают.

— Какой самый большой гонорар за книгу получала ты?

Мой самый большой гонорар… Я не знаю, считается ли это коммерческой тайной, но вроде нет. Около сорока тысяч рублей за книгу, которую я писала больше двух лет. Можно ли на это жить — судите сами.

— Расскажи немного о писательской «кухне». Сколько часов в день ты пишешь? Правилу «Ни дня без строки» следуешь?

 — Стараюсь. Раньше пыталась дожидаться вдохновения, в итоге большую часть времени ходила с несчастным видом и не писала вообще ничего. Потом, несколько лет назад, приучила себя к тому, что надо открыть файл и написать хотя бы одно предложение. Лучше два. А где два — там и абзац.

Иногда абзац сам собой превращался в страницу текста, а то и в несколько. Потому что вдохновение — очень хитрая штука и иногда спонтанно возникает в процессе работы. Но даже если не возникает, то два предложения — это тоже хорошо. Это уже шаг в нужном направлении, который достоин похвалы.

Для наглядности и мотивации купила себе много наклеек с маленькими звёздочками и клею их в календарь на те дни, когда хоть что-то писала.

Конкретных рамок типа «Буду сегодня писать два часа!» или «Не встану из-за стола пока не сделаю три страницы текста» у меня нет. Как пойдёт.

— Какие способы борьбы со страшным зверем по кличке Прокрастинация ты используешь во время написания своих книг? Какие их них более эффективны, на твой взгляд, а какие менее?

— О том, как я борюсь с прокрастинацией, можно отдельную книгу написать. В трёх томах с прологом и эпилогом. И подозреваю, битва эта будет вечной. Я даже прямо сейчас на вопросы отвечаю вместо того, чтоб писать. Иногда очень помогает заменить в голове установку «надо» на «хочу». Не «Позарез надо дописать главу», а «Я хочу рассказать, что случилось с героями дальше». Если я действительно хочу, то и силы откуда-то берутся, и время, и даже пресловутое вдохновение.

Ещё один способ: разрешить себе писать плохо.

Очень часто авторы отлынивают от текста потому, что боятся его испортить, сделать что-то не идеально, и в итоге не делают никак.

 Но плохой текст всегда можно исправить, а вот с отсутствующим текстом вообще ничего сделать невозможно. Так что пишите как придётся, допускайте ошибки, путайтесь в словах и забывайте про запятые. Мир не рухнет, честно! Потом отредактируете!

— Какой этап в работе над книгой для тебя обычно самый сложный?

— Середина. Начало обычно пишется на энтузиазме и вдохновении, а потом я начинаю вязнуть. Сюжет расползается в разные стороны, герои идут не туда, куда надо (или вообще никуда не идут), объём работы приводит в ужас… Страшно, короче. Вдруг не вытяну на должном уровне то, что начала?!

Но потом всё потихоньку приходит в норму, я продираюсь через это болото, обрастая новыми персонажами, идеями и репьями, вижу вдалеке проблески финала – и бегу туда со всех ног, больше уже никуда не сворачивая.

— Когда начинаешь писать книгу, всегда знаешь, чем она закончится?

 — Обычно да. Знаю начало, знаю концовку (иногда даже умудряюсь написать её заранее), а вот то, что между этими двумя пунктами, – загадка и интрига.

То, каким извилистым путём герои подбираются к развязке, меня удивляет иногда даже больше, чем их самих или читателей.

Но в итоге каким-то чудом всё заканчивается так, как планировалось. Магия просто!

— Есть ли у твоих героев прототипы?

 — Я редко списываю персонажей с конкретных людей. Иногда заимствую отдельные черты характера, привычки, особенности внешности – не специально, оно само так получается. Иногда прототипы об этом знают, иногда даже не догадываются. Главный герой цикла про Исток, который я сейчас пишу, вообще собирался с миру по нитке: манеры одного знакомого, привычки другого, плюс несколько любимых книжных героев и ещё множество деталек из головы (смешать, но не взбалтывать).

А в «Марготте» я одну из героинь полностью с себя писала (но это совсем не главная героиня). Но в основном все придуманные, конечно.

— Предположим, что у тебя есть возможность встретиться с одним из своих героев вживую и задать ему только один вопрос, на который он ответит честно. Что это будет за герой и какой вопрос ты бы ему задала?

 — В «Река ведёт к Истоку» есть Александр Силь — персонаж, на которого постоянно сваливаются совершенно немыслимые проблемы. Его пытаются убить, проклинают, предают, похищают, заваливают работой (а работа там государственных масштабов, потому что этот несчастный человек – начальник разведки), ещё и со здоровьем не всё гладко, и лучший друг – балбес, вечно попадающий в неприятности. В общем, нелегко ему живётся. И если бы выпала возможность с ним пообщаться, я спросила бы: «Ты меня ненавидишь?». Хотя ответ я и так знаю, поэтому, скорее всего, сказала бы просто: «Прости».

— Кто твой самый главный критик?

— Собственный внутренний перфекционизм. Никогда не унимается, зараза, зудит и зудит. Ничего ему не нравится, сюжеты тупые, персонажи плоские, предложения корявые. Вряд ли какой-то посторонний критик сможет переплюнуть этого гада по количеству претензий.

— Насколько для тебя важна обратная связь? Комментарии в интернете всегда читаешь? Расстраиваешься, если встречаешь негативные отзывы?

 — Есть несколько сайтов, где я выкладываю свои тексты. Там комментарии читаю, а специально по сети их не ищу. Иногда, конечно, случайно натыкаюсь, или знакомые кидают ссылки – тогда тоже читаю. Любопытно же.

Негатив встречается, конечно. От этого грустно, но стараюсь напоминать себе, что нельзя нравиться всем.

Да и надо по контексту смотреть. Иногда даже в отрицательных отзывах попадается дельная критика, которую можно принять к сведению. А иногда видно, что человеку просто хотелось побрюзжать, злость слить, а тут моя книга под руку подвернулась. На таких обижаться бесполезно. Это как явление природы: штука прогнозируемая, но неизбежная.

— Какой самый странный/забавный/нелепый комментарий о своей книге ты встречала?

 — Ой, даже сходу и не вспомню. Много всякого писали. Одна девушка, работающая в силовых структурах, бурно радовалась, что у меня герой-полицейский не тащит с собой в отпуск служебный пистолет. Было очень мило и приятно.

Был отзыв в духе «Все вокруг хвалят книгу и ставят ей высокие оценки, поэтому я поставлю единицу, чтоб автор не зазнавался». Не дословно, но смысл такой.

Ещё так получилось, что «Река» – это в первую очередь приключенческое фэнтези, а опубликовали её в романтической серии. Так что многие читатели (а особенно читательницы) в отзывах искренне недоумевали: «А где там любовь-то?!» Мне перед ними даже немного стыдно.

— На встрече с читателями в мае Евгений Гришковец сказал, что никакую художку (а уж тем более современную) в последние годы не читает. А что читаешь ты?

 — А я вот как раз современную художку люблю. Не всю подряд, конечно. Предпочитаю приключенческое фэнтези: и взрослое, и подростковое (то, что сейчас называют young-adult). Из последнего запомнившегося – «Дарители» Екатерины Соболь и «Шестёрка воронов» Ли Бардуго. Очень люблю книги Ольги Громыко, «Ведьмака» Сапковского. Из не фантастического детективы люблю.

— И напоследок дай, пожалуйста, пять советов начинающему писателю.

 — Наверное, буду очень банальна, но всё же:

1) больше читать;

2) больше писать;

3) ещё больше писать;

4) дописывать до конца;

5) и верить в себя. Обязательно верить в себя!

 

Фото и рисунки из архива Екатерины Шашковой

 

Добавить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о