О скучном Владимире, экскурсиях от аборигенов и о том, зачем городу виртуальный музей

в категории Интервью/Личный опыт/Творчество

#уЕжа один из создателей музея «Владимирцы», идейный вдохновитель народного бюро экскурсий Михаил Самойлов

Среднее время чтения 5-6 минут

Первая часть интервью про сувенирную артель «Дядя Миша», туристов, сувениры и патриотизм тут.

Что нужно знать перед прочтением?

Год назад во Владимире появилось народное бюро экскурсий – «Экскурсии от местных для местных» (иными словами проект «Подними глаза»). Любой желающий может придумать экскурсию, собрать народ и провести его по любимым улочкам. К проекту подключились уже более 30 владимирцев, на счету которых 70 оригинальных экскурсий. Темы разные: от спальных районов Владимира, некрополя и стоянки древнего человека Сунгиря до музыкальных и литературных тусовок под кофеёк и винишко.

А в январе 2018-го в городе появился виртуальный музей «Владимирцы», включающий 4 зала:

— зал артефактов, в котором ведётся охота за интересными историями. Все собранные вещи станут основой экспозиции реального музея,
— зал коллекционеров, где раз в месяц выставляется один из жителей Владимирской области со своей коллекцией,
— зал презентаций – это зал для художников, поэтов, фотографов и авторских проектов,
— медиазал, где смотрят большое и маленькое кино.

Одна из наших задач – показать, что город не заканчивается на историческом центре.

— Миша, Владимир – город туристический. Чего ему не хватает, на твой взгляд?

— Улиц, по которым можно двигаться. Даже сейчас пока на встречу ехал, думал об этом. Насколько в этом плане хороша Казань. Как там интересно расти ребёнку! Этот город с детства прививает вкус: можно просто гулять по городу, смотреть по сторонам и воспринимать красоту. У нас же, кроме центра, ничего нет. Центральная улица и всё. Дальше во все стороны идут хрущёвки. Подумал сначала, может, новые жилые комплексы симпатичные есть? Но нет, у нас такого не припомню. Даже разрекламированное Веризино с эстетической точки зрения ужасный район. Так что во Владимире одна проблема – здесь есть только одна интересная улица.

— Туристу скучно?

— Конечно. Да что там туристу! Простому владимирцу скучно гулять.

— Поэтому и решили создать экскурсии от местных для местных?

— Да. Одна из наших задач – показать, что город не заканчивается на историческом центре. Первые экскурсии были локальные, подальше от центра – Юго-Запад, Доброе, Перекопский городок. И получалось весело. Перекопский городок, например, очень интересен в плане архитектуры. Там каждый дом – представитель нового направления архитектуры. Представь, маленький Перекопский городок – музей архитектуры в городе. Очень прикольно!

Весь кайф в том, что ты в своём городе можешь почувствовать себя туристом.

— А кто проводит экскурсии? Все желающие?

— Да, все кто пожелает. У нас даже есть экскурсия по сектам.

— Ты на неё ходил?

— Ой, нет. Мне религиозные темы не нравятся. Но люди ходили, им понравилось, в бубен били… Столько впечатлений!

— То есть темы у вас самые разные? Ограничений нет?

— Ограничений нет. Тут весь кайф в том, что ты в своём городе можешь почувствовать себя туристом. Сколько уж мы, журналисты, не видели, но никогда не посмотрим на город глазами другого человека, а вот абориген какой-нибудь возьмёт и проведёт тебя по новой неизведанной тропе. Это же круто!

— Какая экскурсия понравилась тебе больше всего?

— Больше всего – экскурсия в Ковров. Я представлял его городом одной улицы – Проспекта Ленина. Только по ней почему-то и ходил. А во время экскурсии мы на ней вообще не были. Ходили по задворкам. У них есть свои торговые ряды, красивое красное Мальцовское здание. Всё так необычно, прикольно. Я-то думал, скукота будет: «Тут ДК, тут памятник Ленину». А получилось совершенно неожиданно!

— Какой из городов Владимирской области самый недооценённый?

— Красная Горбатка. Да никто и не знает, что это, где. Нет же Красногорбатского района. А Красная Горбатка, между прочим, столица Селивановского района. Я там ни разу не был. Поэтому и думаю, что он недооценённый.

— Думаешь, там есть что-то интересное для туристов?

— Конечно! Там такая движуха! Можно, например, сделать квесты про Илью Муромца. Илья Муромец в Муроме тусил (Муромский район граничит с Селивановким), а в Селивановском районе был Соловей Разбойник. Илья Муромец в соседнем районе и отшпарил Соловья, дубов там наметал во все стороны и ушёл. А ещё там есть мифическая птица Колпь. Эта птица Колпица у них даже на гербе изображена. Крылья у неё кристальной чистоты, поэтому река Колпь очень чистая. В общем, там всё такое мифическое, былинное. На этом можно сыграть.

Киржач — это вообще очень крутой пример того, как один человек, обладая ресурсами, может вокруг себя завертеть такую движуху

— Какой из городов Владимирской области — золотое дно?

— Суздаль, конечно.

— А если не брать во внимание Суздаль?

— Киржач. Мы все ратуем за то, чтобы там сделали классное туристическое место. Да, собственно, уже делают. Киржач — это вообще очень крутой пример того, как один человек, обладая ресурсами, может вокруг себя завертеть такую движуху. Считаю, что Евгений Фёдоров большой молодец.

— Если судить по скорости появления новых арт-объектов, это самый классный город региона.

— Да. Но ведь это можно делать в любом городе. Не понимаю, почему никто этого не делает.

 

Осенью я «продумал» музей в голове, в декабре собрал людей, с которыми хотел посоветоваться. Идею одобрили.

— Миша, расскажи, как возникла идея создать музей «Владимирцы»?

— Как всегда – случайно. Ехали с кем-то, разговаривали на эту тему и решили, что это прикольно. Вообще всё начиналось с музея, где будут выставляться коллекционеры. Первый зал музея «Владимирцы», который мы придумали, — зал коллекционеров. Это же круто! Ты приходишь в музей, в котором каждый месяц меняется экспозиция, причём коллекционеры-то из нашей области. И ты такой: «О, это ж моя соседка! И я не знал, что она коллекционирует ворованные коляски!». После того, как определились с первым залом, решили, что их будет 4. Появились идеи по поводу того, что будет в 4 других залах. Добавились зал артефактов, медиазал и зал презентаций. И всё завертелось. Осенью я продумал музей в голове, в декабре собрал людей, с которыми хотел посоветоваться. Идею они одобрили. Но если бы все сказали: «Нет!», ничего бы и не начиналось. Хотя где-то в глубине души мне хотелось, чтобы все сказали: «Нет».

— Почему?

— Любую идею нужно здраво оценивать. Идея создания музея достаточно амбициозна. На фоне других моих затей она достаточно крупная и непростая. Как и любому здравомыслящему человеку, мне хотелось разделить с кем-нибудь ответственность. Я разделил.

Наша задача – за 2 года собрать 2 миллиона рублей на создание музея. Эта цель реальна.

— Сколько сейчас «музейных работников»?

— Нас осталось только пятеро. Было больше, конечно. Люди плавненько сливаются. Понимаю, почему. Сначала всегда сложно. Так, чтобы сразу было «Вау!» не получится.

— Создание виртуального музея – только начало. Ваша цель — создать музей реальный?

— Да, мы хотим создать вполне себе осязаемый музей. Наша задача – за 2 года собрать 2 миллиона рублей на создание музея. Эта цель реальна. Но чтобы было время на сбор средств и организацию всякой движухи, нужно, чтобы все музейные работники следовали нашему расписанию и заполняли 4 зала, которые не должны пустовать. «Посетители» же заходят в музей каждый день.

— Виртуальный музей существует уже почти полгода. Спада интереса нет?

— Нет оттока «посетителей», но и резкого притока нет. Для меня главное – кайфовать от того, что мы делаем. Я кайфую. Но в то же время понимаю, что одному, да даже вдвоём-втроём эту идею не потянуть. Изначально задумывалось, что мы будем рыться в старых новостях и доставать оттуда что-то интересненькое о жизни владимирцев. А теперь получается, что 70 процентов контента — новое! Это сильно отличается от того, что задумывалось. Но это очень круто! Основные залы функционируют, у нас есть постоянные рубрики, были пробные, но они ушли. Думаю, нащупаем своё и пойдёт.

— Миша, какой из артефактов музея сегодня самый ценный?

— Для меня самое ценное — завещание Виктора Сергеевича Зуева — владимирского пенсионера, последней волей которого было — передать свои накопления городским роддомам. Оно изначально было мне самым близким. Ещё ценные экспонаты — кассета  с записью авторского исполнения «Золотых ворот» Михаилом Суздальцевым и браслет «Смогу» от Кирилла Меньшикова.

— Как думаешь, виртуальный музей жизнеспособен?

— Конечно! Ты где-нибудь видела рубрику «Как жители других областей представляют владимирцев?» Это же очень прикольно. Там порой такое выдают! Я хочу связаться с художницей Леной Сухачёвойи и попросить её нарисовать на основе этих ассоциаций скетчи. Получатся такие собирательные образы. Думаю, будет забавно. А по поводу жизнеспособности: мы собираем деньги не ради денег, я хочу понять, нужно ли это людям. Самое грустное будет, если поймёшь, что это не нужно. А если не нужно, то ради чего всё затевать?

— Каким будет не виртуальный музей, а реальный?

— Таким же, как и виртуальный. Он будет состоять из 4 залов, одна экспозиция — постоянная, 3 – сменяющиеся. Постоянной будет экспозиция с артефактами, там будут предметы и таблички с описанием — что это, почему этот предмет интересен и как он раскрывает ту или иную грань жителей Владимира. В трёх других – зале коллекционеров, медиазале и зале презентаций — постоянно будет что-то новое.

— А что нужно музею для успеха?

— В первую очередь команда. Без неё никуда не двинешься.

 

Фото из архива Михаила Самойлова, групп ВК  Музей «Владимирцы»  и Экскурсии от местных для местных  

Катерина Карпенко

Добавить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о