Мари Покусаева

О литературных агентах, чтении книг за деньги и о том, можно ли считать влог полноценной работой?

в категории Интервью/Творчество

#уЕжа буктьюбер Мария Покусаева.

Среднее время чтения: 6-7 минут

Хочу короче! 


— Буктьюберов сегодня очень много. В чём, говоря языком рекламы, твоё уникальное торговое предложение? Почему нужно смотреть твой влог?

— Ненавижу формулировки в духе “уникальное торговое предложение”, мне от них нервно дёргается курсором, потому что сразу в голове вопросы типа “кем вы видите себя через пять лет?”. Никем не вижу. Я делаю то, что люблю, и очень рада, что оно оказывается не бесполезным. Остальное, в принципе, уже не важно.

Я люблю ловить людей и говорить с ними о книгах. Теперь я могу делать это, не выходя из дома.

— Когда ты создавала видеоблог, какую цель ставила перед собой?

— Я работала в книжном, и мне хотелось делиться теми объёмами информации, которые у меня были. Да, я люблю ловить людей и говорить с ними о книгах. Теперь я могу делать это, не выходя из дома.

— Кто ты по профессии/образованию? 

— Я дважды филолог и ещё не совсем юрист. В принципе, моя самая нереалистичная мечта о собственном будущем — это профессия литературного агента. К сожалению, ин совьет раша это направление пока существует в довольно гротескных формах, но это даже немного шанс.

— Россия многое копирует с Запада. Почему, на твой взгляд, у нас до сих пор нет литературных агентов и хороших литературных агентств?

— Мы не копируем осознанно, мы копируем поверхностно. У нас было почти 80 лет иного пути развития, поэтому сейчас мы воспринимаем не суть явлений, а их внешне проявления, увы.

— А чем именно тебя привлекает это направление?

— Возможностью влиять на рынок, создавать спрос на более интересную литературу, растить потребителя.

— Что должно произойти, чтобы направление начало бурно развиваться в нашей стране?

— Изменения в стратегии развития книжного бизнеса в первую очередь, причём как на высших уровнях, так и на уровне потребителя, который с одной стороны создаёт спрос, но с другой — не в состоянии влиять на издателя.

— Знаю, что планируешь выбрать в качестве специализации авторское право в интернете. Насколько остра проблема авторского права в сети сегодня? Замечаешь какие-то изменения в этой области в последнее время?

— Проблема авторского права в России сейчас движется в сторону улучшения с обеих сторон: появляются механизмы регулирования доступа к контенту, защищённого авторским правом, удобные и для правообладателя, и для потребителя. Но многие вещи, имеющие чёткое регулирование за рубежом (компьютерные игры, электронные книги, распространение контента в целом), у нас не закреплены в законодательстве настолько же грамотно.

— Вернёмся к твоему влогу. О чём было твоё первое видео? Как появилась идея его снять?

— Я прочитала “Ученика ведьмака” Джозефа Дилейни, и мне очень хотелось о нём рассказать.

— Не было ли сомнений — будет это кому-то интересно или нет?

— Было страшно. Очень. Кажется, тогда мне очень хотелось, чтобы как можно больше людей узнали об этом цикле и его таки перевели до конца.

— Сколько времени уходит на ведение блога? Что для тебя самое сложное в этой работе?

— Это сложно, потому что я “веду” блог всё время — читаю, ищу новые тексты, смотрю обзоры, подборки и отвечаю на рабочие письма. Так что тут, скорее, такая полноценная работа с ненормированным графиком. Самое сложное — монтаж и партнёрские ссылки.

…я не буду говорить, что мне понравилось, если мне не понравилось, и пока рада, что авторы идут ко мне не за почёсыванием ушей, а за честным взглядом

— Часто ли бывает так, что читать и обозревать приходится не то, что хочется, а то что нужно, ведь эта книга будет на слуху?

— Иногда бывает, что мне заказывают обзоры конкретных книг за деньги (я не скрываю этого, но одно из обязательных условий, о котором я сразу предупреждаю авторов, — это честность. Я не буду говорить, что мне понравилось, если мне не понравилось, и пока рада, что авторы идут ко мне не за почёсыванием ушей, а за честным взглядом). Деньги — единственный способ заставить меня читать что-то, что я не планировала. На тенденции, популярность и всё такое мне, в принципе, пофиг.

— Много ли книг, прочитанных небесплатно, реально понравились?

— Учитывая, что я всегда требую 2-3 главы для ознакомления, у меня было только два текста, которые я дочитывала с большим трудом. Но раз уж я взялась, то взялась.

— Какие «плюшки» даёт большое количество подписчиков?

— Для меня главное преимущество — чувство, что к тебе приходят и тебя слышат.

— Сколько книг в твоей библиотеке? 

— У меня пять икеевских стеллажей книг, заполненных до предела, и ещё одна большая коробка. И ещё примерно столько же живет у родителей.

— Сколько из них прочитано?

— Думаю, прочитано около трети.

— Какие из них покупала сама, какие дарили?

— В последние два года больше дарят.

— А если случайно зашла в книжный, возможно ли выйти из магазина без покупки?

— Да, у меня отличная сила воли.

— Вокруг какой из последних изданных книг, на твой взгляд, было много шуму при том, что сама она из себя ничего не представляет?

— Настолько не слежу за такими вещами, что мне сложно ответить. Я не смотрю на фокусный ассортимент и топы продаж, пока что-то из этого не оказывается у меня в руках из-за рассылки, и шумиху вокруг просто не замечаю, у меня свои интересы.

5 книг, которые ты порекомендовала бы другу?

— Вопрос в том, что за друг. Давайте так: 5 книг, которые изменили меня за последние несколько лет и ранее. «Дом, в котором» Петросян, «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» Кларк, «Волкодав» Семёновой, «Жалобная книга» Фрая, «История зеркала» Мельшиор-Бонне.

— Если бы твоя жизнь была книгой, как бы она называлась?

— “Прикладная мифология в сфере коммуникации”, или “Основы алхимии для чайников и кофейников”, или “Дзен в искусстве вглядываться в Бездну”.

Однажды мне подарили оригинальное издание пьесы Ибсена “Пер Гюнт”, купленное где-то в Норвегии.

— Самая необычная книга, которую ты привезла из путешествия?

— Однажды мне подарили оригинальное издание пьесы Ибсена “Пер Гюнт”, купленное где-то в Норвегии. А так я стараюсь не возить книги из путешествий, из путешествий я вожу амулеты и бухло.

—  Какое бухлишко из какой страны советуешь привезти?

— Я не выезжаю за пределы России, кроме Минска. Увы, у меня был неприятный опыт получения визы и это до сих пор на уровне невроза. Но я привозила домашнее вино с юга, медовуху из Суздаля и пару сортов виски и джина из дьюти-фри, когда вылетала в Беларусь.

— Всем известно, что хорошие экранизации, качественные и точные, можно пересчитать по пальцам. Как ты думаешь, чего не хватает современным кинематографистам, чтобы хорошо экранизировать литературное произведение?

— Экранизация — всегда интерпретация, а интерпретации от читателя к читателю могут меняться очень сильно. Если выкинуть то, что экранное воплощение — всегда немного обрубок, потому что всю историю в него не вместить, пожалуй, сейчас меня раздражают две тенденции. Во-первых, стремление делать даже неформатные штуки форматными (никогда не прощу то, во что превратили “Хоббита” в итоге). Во-вторых, подмахивание SJW в духе “а давайте сделаем тут квир-акцент, как это эпоха не позволяет?!”

— Ты всегда смотришь экранизации тех книг, что прочла или собираешься прочесть?

— Я намеренно смотрю именно экранизации (зная, что есть книга) только в том случае, если мне будет интересно сравнить авторское видение со своим (это обязательно предполагает, что в тексте есть что-то интересное и дискуссионное). Иногда, как в случае со “Стренджем и Норреллом”, я смотрела сериал, но до книги не успевала добраться. Ещё смотрю экранизации всяких блокбастеров типа “Бегущего в лабиринте”, потому что читать мне скучно, а фильмы получаются клёвые.

Экранизация — всегда интерпретация, а интерпретации от читателя к читателю могут меняться очень сильно.

— Какое неэкранизированное произведение ты бы хотела увидеть на большом экране и почему?

— Не на большом, конечно, но я очень жду сериал по “Ведьмаку” и надеюсь, что его не испоганят и сохранят дух старой школы.
И “Ночной цирк”. Эта штука настолько шикарна с точки зрения визуалки, что о, да!

— Сейчас появилась новая модная тенденция — новеллизация. Как ты считаешь, новеллизируют только очень популярное кино/сериалы/компьютерные игры, чтобы побольше заработать на раскрученной франшизе или есть ещё какие-то причины?

— Скажите это авторам книг по сорокатысячнику, которые вполне ок и в отрыве от игр (и многие узнают о Вахе из них, да) :3
А вообще, Забытые королевства и Драгонленс существовали ещё в моей далекой юности, так что это нифига не новая тенденция. Мне кажется, тут дело не только в попытке заработать на франшизе, но и в том, что часто придуманный мир вдохновляет авторов (не только писателей), а люди, которые чем-то увлечены, способны на многое.
— Немного помечтаем. С кем из авторов (не обязательно ныне живущим) ты бы хотела встретиться и поговорить?

— С Леной Элтанг, Анджеем Сапковским, Сюзанной Кларк. Это люди, которые делают то, что меня вдохновляет и даёт мне силы двигаться дальше. Не знаю, как насчёт поговорить, но хочется просто сказать спасибо. С Питером Хёгом и Марией Семеновой я уже встретилась, и они именно такие в жизни, что вспоминаешь, за что ты любишь их книги.

КОРОЧЕ

Я делаю то, что я люблю, и очень рада, что оно оказывается не бесполезным.

Я работала в книжном, и мне хотелось делиться теми объёмами информации, которые у меня были. Да, я люблю ловить людей и говорить с ними о книгах.

Теперь я могу делать это, не выходя из дома.

Я дважды филолог и ещё не совсем юрист. Моя самая нереалистическая мечта о собственном будущем — это профессия литературного агента.

Я прочитала “Ученика ведьмака” Джозефа Дилейни, и мне очень хотелось о нем рассказать. Было страшно. Очень. Кажется, тогда мне очень хотелось, чтобы как можно больше людей узнали об этом цикле и его таки перевели до конца.

Я “веду” блог всё время — читаю, ищу новые тексты, смотрю обзоры, подборки и отвечаю на рабочие письма. Так что тут, скорее, такая полноценная работа с ненормированным графиком.

Иногда бывает, что мне заказывают обзоры конкретных книг за деньги. Я не скрываю этого, но одно из обязательных условий, о котором я сразу предупреждаю авторов, — это честность. Я не буду говорить, что мне понравилось, если мне не понравилось, и пока рада, что авторы идут ко мне не за почесыванием ушей, а за честным взглядом.

Деньги — единственный способ заставить меня читать что-то, что я не планировала. На тенденции, популярность и все такое мне, в принципе, пофиг.

Я всегда требую 2-3 главы для ознакомления, у меня было только два текста, которые я дочитывала с большим трудом.
Для меня главное преимущество буктьюба — чувство, что к тебе приходят и тебя слышат.

Я не смотрю на фокусный ассортимент и топы продаж, пока что-то из этого не оказывается у меня в руках из-за рассылки, и шумиху вокруг просто не замечаю, у меня свои интересы.
5 книг, которые изменили меня за последние несколько лет и ранее: «Дом, в котором» Петросян, «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» Кларк, «Волкодав» Семёновой, «Жалобная книга» Фрая, «История зеркала» Мельшиор-Бонне.

Однажды мне подарили оригинальное издание пьесы Ибсена “Пер Гюнт”, купленное где-то в Норвегии. А так я стараюсь не возить книги из путешествий, из путешествий я вожу амулеты и бухло.


Экранизация — всегда интерпретация, а интерпретации от читателя к читателю могут меняться очень сильно.
Я намеренно смотрю именно экранизации (зная, что есть книга) только в том случае, если мне будет интересно сравнить авторское видение со своим (это обязательно предполагает, что в тексте есть что-то интересное и дискуссионное).

Я очень жду сериал по “Ведьмаку” и надеюсь, что его не испоганят и сохранят дух старой школы. Ещё “Ночной цирк”. Эта штука настолько шикарна с точки зрения визуалки, что о, да!

 

Фотографии из личного архива Марии Покусаевой.

Анастасия Калинина

Добавить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о