О котах Антонах, бесценной керамике и о том, как найти свой стиль

в категории Интервью/Творчество

#уЕжа мастер-керамист, создатель мелкотиков Ирина Кузьменко

Среднее время чтения – 5 минут

Хочу короче!

— Ирина, когда Вы впервые взяли глину в руки и сразу ли удалось её приручить?
— Керамикой я заинтересовалась ещё учась в Ивановском художественном училище. На занятиях по рисунку я заметила, что, рисуя очередную гипсовую модель, хочу почувствовать на бумаге её объём, потрогать руками. Я по натуре кинестетик, мне очень важно тактильное общение с окружающими меня предметами. Поняв это, решила заняться керамикой. Преподаватели отговаривали, убеждали, что лучше заниматься живописью. Ведь керамистам необходимо иметь для обжига специальную печь. А в 90-е годы найти, купить оборудование и материалы для керамики было достаточно трудно. Первые свои обжиги я делала в художественной школе, где стоял маленький муфелёк-«буханка».

— А сейчас?

— Сейчас я работаю дома. Одна комната оборудована под мастерскую. В весенне-летний период — на даче, где тоже есть печь для обжига керамики. После выходных дней, наполненных бытовыми, семейными делами, я радуюсь началу новой недели, ибо это начало новых керамических историй, новых диалогов с глиной, с глазурями. Всегда интересных, неожиданных, радостных.

— Керамика –  это основное занятие или есть какая-то постоянная работа?
— Керамика — моя основная и главная сфера работы и жизни. Когда-то я хотела переключиться на другие виды деятельности, например, быть риелтором или составлять букеты. Но быстро начинала скучать — не моё. В конце концов я наконец-то поняла, что могу и хочу заниматься только глиной и перестала дёргаться.

Мне интересно воплощать свою идею в глине, а копировать её, ставить на поток уже неинтересно, скучно.

— Как рождаются творческие идеи?
— Творческие идеи рождаются из…ниоткуда. Можно увидеть пятно на стене, трещину в асфальте, может «зацепить» какая-либо фраза, слово, а следом приходит образ. Чтобы не забыть его, зарисовываю в специальную тетрадь. В ней «сидят» мои котики и бьют в нетерпении лапами, хотят быстрее «ожить».
— Вы творите только по велению души? На заказ не работаете?
— На заказ делать повторы моих работ не люблю и делаю это крайне редко и со скрипом. Думаю, художники делятся на «Генераторов идей» и «Исполнителей». Мне интересно воплощать свою идею в глине, а копировать её, ставить на поток уже неинтересно, скучно.

— Что звучит во время Вашей работы?
— Во время работы я слушаю либо аудиокниги, либо музыку (реже). Барочная камерная музыка или голос Ива Монтана меня гармонизируют, умиротворяют так же, как и дождь за окном.

— Какие аудиокниги? Это просто фон или удается следить за сюжетом книги без ущерба работе?

— Скорее, как фон. Люблю слушать скандинавские детективы (сейчас много хороших авторов) или триллеры Гранже. А вот встречаться с моими любимыми авторами, например, Фаулзом и Майринком предпочитаю наедине, без посредника. Даже если им является очень хороший чтец.

Котов я обожаю с детства. У нас всегда дома были полосатики с независимым характером и обязательно по имени Антон.

— Преимущественно Вы создаёте котиков. Почему именно их?
— Да, я создаю из глины преимущественно котов, котиков, котишек и котищ. Либо скульптурные изображения, либо жанровые сценки. Котов я обожаю с детства. У нас дома всегда были полосатики с независимым характером и обязательно по имени Антон. Сейчас у нас живёт кот тигровой масти, но имя у него Филимон.

— Извините, а почему раньше были обязательно Антоны?

— Возможно, мотивы называть так котов появились у родителей ещё до моего появления на свет. Сие есть загадка. В детстве всё принимаешь, как данность. Кстати, мне и сейчас нравится имя Антон, Антонин.

— Сколько всего «родилось» котиков?
— У меня постепенно придумалось целое семейство «мелкотиков», которые собирают урожай фруктов, любуются цветами, играют на флейте, ловят рыбу, пьют чай, едят арбуз и так далее. Мне нравится создавать эту веселую мелкоту.

Когда художник делает не копию чужого произведения (в любой сфере искусства), а воплощает исключительно свой замысел, у него не может не быть своего стиля.

— На Ваших котиков нельзя смотреть без улыбки. Кажется, что каждый из них переполнен любовью к жизни, юмором, каждый — с настроением… 

— Часто я сама смеюсь, глядя на их забавные морды. Если же я леплю скульптурные изображения, также стараюсь сделать их неформальными, каждого со своим характером. С большим уважением отношусь к японским художникам Шозо Озаки, Ютэке Мураками, Тетсуо Такахаре, которые ещё раз доказали правильность принципа «не ЧТО делать, а КАК». Рисовать котов — какая вроде бы несерьёзная тема, но делают они это с таким мастерством, что не устаешь любоваться их графическими шедеврами.

— В плохом настроении нельзя садиться за лепку?
— Если совсем уж плохое, лучше не работать. Будет всё падать и делаться не как нужно. Но это бывает редко. Обычно настроение просто сосредоточенное. Не люблю, когда меня отвлекают во время работы, даже кота выставляю за дверь.

— Есть мнение, что самое главное в творчестве – найти своё «лицо», индивидуальный неповторимый стиль, который будет отличать мастера. Сейчас можно с лёгкостью узнать Ваши работы среди других. Вы сразу нашли свой стиль?
— Найти свой стиль очень просто. Его не надо искать. Когда художник делает не копию чужого произведения (в любой сфере искусства), а воплощает исключительно свой замысел, у него не может не быть своего стиля. Каждый человек индивидуален. Нельзя заиметь свой стиль, черпая чужие идеи из интернета, делая нескончаемые гранаты, кружки-китики, тарелочки с оттисками растений, домики, листья монстеры… Можно делать, конечно, всё это очень качественно, но быть просто хорошим исполнителем.

— Легко ли расставаться с изделиями? Есть ли что-то, с чем никогда не расстанетесь?
— Иногда расставаться с изделиями нелегко, а некоторые остаются со мной навсегда, потому что они нравятся мне самой.

— Что, например, никогда бы не отдали?

— Есть вещи, которые не стоят никаких денег. Не имеют цены. Бесценны для меня. Возникает внутренняя связь, жизнь внутри творения. Даже безмолвный диалог. Также со мной остаются изделия с браком, который невозможно исправить. Такие вещи я «усыновляю».

Есть два пути — экстенсивный и интенсивный. Либо делать много, очень много недорогих вещичек, либо делать поистине уникальные вещи, зарабатывая себе имя

— Продажа изделий – это, скорее, приятный бонус или на ручной работе всё же можно заработать?
— Заработать на керамике можно. Ничего нового тут нет. Есть два пути — экстенсивный и интенсивный. Либо делать много, очень много недорогих вещичек, либо делать поистине уникальные вещи, зарабатывая себе имя, которое постепенно начинает работать на художника. Тут и цены другие. По первому пути я шла, когда нужно было быстро заработать, чтобы выжить — я снимала квартиру, нужно было кормиться и одеваться. Сейчас мои жизненные обстоятельства сменились. Нет необходимости идти по экстенсивному пути. Хочется создавать более крупные, дорогие вещи.
— Площадок, где котики и другие творения могли бы найти новых хозяев, хватает?
— Мест для продаж сейчас хватает. Есть отличная штука – интернет. И не менее отличный сайт «Ярмарка мастеров», где общение художника происходит напрямую с покупателем, без «рыбок-прилипал» — посредников. Сейчас и в Москве, и во Владимире действуют Ярмарки ручного творчества, хендмейда, так что есть, в чём поучаствовать. Я давно отказалась от сдачи своих изделий в художественные салоны. Посредник в нашей стране забирает 100 процентов от стоимости изделия (к примеру, в Швейцарии у меня брали только 35).

— Есть ли у Вас ученики? И в целом есть ли желание передать своё мастерство другим?
— Да, у меня есть ученица. Сейчас я показываю ей приёмы лепки разных животных, знакомлю с глинами, разными стилями, способами обработки глины. Мне хочется обрести не формального исполнителя, а соратника, коллегу со своим мнением, идеями и стилем.

— Какую творческую задумку хотелось бы воплотить в жизнь?

— Хочется воплотить в жизнь скульптурные образы — портреты.

— Что для этого нужно?

— Только моё несгибаемое намерение.

КОРОЧЕ

Керамикой я заинтересовалась ещё учась в Ивановском художественном училище. Преподаватели отговаривали, убеждали, что лучше заниматься живописью: в 90-е годы найти, купить оборудование и материалы для керамики было достаточно трудно.

Керамика — моя основная и главная сфера работы и жизни. Когда-то я хотела переключиться на другие виды деятельности, например, быть риелтором или составлять букеты. Но в конце концов я наконец-то поняла, что могу и хочу заниматься только глиной и перестала дёргаться.

Творческие идеи рождаются из… ниоткуда. Можно увидеть пятно на стене, трещину в асфальте, может «зацепить» какая-либо фраза, слово, а следом приходит образ. Чтобы не забыть его, зарисовываю в специальную тетрадь. В ней «сидят» мои котики и бьют в нетерпении лапами, хотят быстрее «ожить».

На заказ делать повторы моих работ не люблю и делаю это крайне редко и со скрипом.

Создаю из глины преимущественно котов, котиков, котишек и котищ. Либо скульптурные изображения, либо жанровые сценки.

Котов я обожаю с детства. У нас дома всегда были полосатики с независимым характером и обязательно по имени Антон.

У меня постепенно придумалось целое семейство «мелкотиков», которые собирают урожай фруктов, любуются цветами, играют на флейте, ловят рыбу, пьют чай, едят арбуз.

Найти свой стиль очень просто. Его не надо искать. Когда художник делает не копию чужого произведения (в любой сфере искусства), а воплощает исключительно свой замысел, у него не может не быть своего стиля.

Заработать на керамике можно. Ничего нового тут нет. Есть два пути — экстенсивный и интенсивный. Либо делать много, очень много недорогих вещичек, либо делать поистине уникальные вещи, зарабатывая себе имя, которое постепенно начинает работать на художника.

Мест для продаж сейчас хватает. Есть отличная штука – интернет. И не менее отличный сайт «Ярмарка мастеров», где общение художника происходит напрямую с покупателем, без «рыбок-прилипал» — посредников.

Я давно отказалась от сдачи своих изделий в художественные салоны. Посредник в нашей стране забирает 100 процентов от стоимости изделия.

Хочется воплотить в жизнь скульптурные образы — портреты. Для этого нужно только одно — моё несгибаемое намерение.

 

 

Фотографии из архива Ирины Кузьменко

Текст «Ёж media»

1
Добавить комментарий

avatar
1 Комментарии материала
0 Ответы
0 Подписчики
 
Самое обсуждаемое
Жара-коммент!
0 Авторы комментариев
Алёна Последние авторы
  Подписаться  
свежие старые популярные
Уведомление о
Алёна
Гость
Алёна

Ирина, спасибо большое за ваше творчество! Котики просто прелестны! Каждого хочется взять в руки, погладить и рассмотреть. Скажите, пожалуйста, а Вы берете еще учеников? Хотелось бы прикоснуться хоть чуть-чуть к этой магии