Про искусство, деньги и тату как у Нагиева: интервью с татуировщиком

в категории Интервью/Личный опыт/Творчество

#уЕжа тату-мастер Светлана Мегионская

Среднее время чтения: 12 минут

Хочу короче!

 

— Мама долго ругалась, когда узнала, что ты решила стать тату-мастером?

— Мои родители считают, что художник — это несерьёзная профессия, что они не востребованы и вообще это не та работа, которая позволит содержать себя и семью. Именно поэтому я и не пошла на худграф.

— Но хотела?

— Да, но меня отговорили. В последний момент я решила пойти на филологический. Это тоже вызвало у родителей бездну негодования: «Кем ты будешь работать?!». Но перспектива быть учителем их немного успокоила. Когда я решила заняться татуировками, сказала маме. Она сначала ругалась, но потом, когда это начало приносить доход, успокоилась: «Ладно, занимайся!». Теперь она видит, что у меня растёт доход, есть востребованность, амбиции и мысли о том, как развиваться в этой профессии, и относится к этому положительно. Папа — тоже. Но он иногда…

— Подтрунивает?

— Видно, что не одобряет. Он не в восторге, но не высказывает своё недовольно. Был прикол, когда мама собралась ехать ко мне во Владимир, а коллеги на работе начали её троллить: «О, татухи делать поехала!»

— Ты сама могла представить, что учитель русского и литературы станет тату-мастером?

— Когда я была маленькой, сестра говорила мне: «Учись рисовать, когда вырастешь, куплю тебе тату-машинку!». Ещё учась на филфаке, я хотела заниматься татуировкой. Просто долго разгонялась. Планировала стать татуировщиком примерно с 2011 года, а начала заниматься только в 2013.

«Что за фигня?! Я уже 3 года мечтаю заниматься татуированием и до сих пор ничего не делаю?!»

— Что стало переломным моментом, когда ты решила: «Всё, буду заниматься тату!»?

— Я очень долго собиралась с силами. Сначала пыталась накопить деньги, потом было сложно совмещать учёбу с работой, ждала, когда закончу универ, а когда закончила, начались другие проблемы… Потом я подумала: «Что за фигня?! Я уже 3 года мечтаю заниматься татуированием и до сих пор ничего не делаю?!». Даже расстроилась из-за того, что столько времени прошло, а воз и ныне там. И начала атаковать Антона Автономова.

— Почему именно его?

— В принципе больше и некого было.

— Это самый сильный тату-мастер Владимира?

— Да. И у него самые хорошие условия для работы. Первоначально я думала: «Сейчас сама какую-нибудь машинку соберу, подзаработаю, куплю профессиональную». Начала гуглить, прочитала на профессиональном форуме всё о стерилизации, безопасности процесса, о том, что бывает, если этого не соблюдать, и поняла: «Никакой домашней тату и самодельными машинками я не буду заниматься 100%». Потом выяснилось, что Антон — единственный в городе этим заморачивается. Я знаю студии, которые вроде как студии, но никакого стерилизационного оборудования там нет и в помине. А мне хотелось сразу учиться нормально. Когда мы познакомились с Антоном, поняли, что наши взгляды на всё это совпадают. Я в нём не разочаровалась с того момента и до сих пор. Надеюсь, он во мне тоже.

— Всему тебя учил именно Антон?

— Да, объяснял всё, начиная с азов. Даже сейчас всё равно что-то подсказывает, как наставник по-прежнему во многом помогает. Изначально, когда началось моё обучение, мы договаривались, что у нас нет сроков: если научусь за месяц, то за месяц, если за год, то за год. Когда появились более-менее достойные результаты, я начала числиться как мастер студии. Это было в июне 2015 года. А учиться я начала в ноябре 2014-го. Но во время обучения мы всегда предупреждали людей, что я — новичок, молодой мастер, у которого мало опыта. Те работы, которые я не могла сделать, мне никто не доверял. Но и сейчас я не берусь делать всё подряд.

Откажусь делать тату, если считаю что-то неэстетичным — не буду портить репутацию.

— Часто отказываешь?

— Отказываю, если люди хотят работать не в моём стиле. Я рисую в основном в цвете, и если обращаются за ч/б или понимаю, что другой мастер может сделать эту работу лучше, отправляю к нему. Отказываю тем, кто приходит с неадекватными идеями, которые невозможно воплотить в жизнь чисто технически. Например, сложный объект, сложную композицию выполнить в небольшом размере. Ещё откажу, если я считаю что-то неэстетичным — не буду портить репутацию. Я ещё не очень часто отказываю. Вообще чем круче мастер становится, тем чаще отказывает. Ему есть из чего выбирать, и он может себе позволить брать только то, что ему интересно, как художнику.

— А кому ты делала своё самое первое тату?

— Своему бывшему начальнику — Антону Тарасову. Он был редактором «Бизнес-навигатора», где я работала. Другой мастер сделал контура, а я всё обводила и раскрашивала. Если честно, получилось не очень хорошо…

— А он что сказал?

— Он сказал: «Жизнь слишком коротка, почему бы не сделать какую-нибудь дурацкую татуировку?». И тогда Антон Автономов сказал мне: «О, это идеальный клиент для тебя!». В итоге вроде всё понравилось. По крайней мере, никаких претензий не было.

— Было страшно что-то испортить?

— Да. Я тогда перепутала спрей-батл — водичку с мыльным раствором, которой поливаешь, и спирт. И набрызгала спиртом свежую татуировку! Было очень больно!

— Громко кричал?

— Конечно! Если честно, первую татуировку я, собравшись силами, набила без страха. Вторую, третью делать было страшно, потому что знала, что меня ждёт. Машинка сильно трясётся в руках, вибрирует, поначалу было сложно с ней управляться.

— Второе, третье тату тоже делала знакомым?

— Знакомым знакомых, всяким панкам. Им было пофиг, что набьют, лишь бы тату и лишь бы бесплатно. Когда я училась, делала бесплатно. А когда начало получаться, сначала 500 рублей брала, потом 1000. Постепенно с ростом качества росла цена.

Если работа была сделана объективно плохо, неважно, остался ли доволен клиент. Ты не можешь сам оставаться довольным.

— Как называются косяки тату-мастера? Есть какой-то профессиональный термин?

— Когда тату плохо заживает, появляются корочки и болячки, мы называем их джигурдинки. Есть ещё другое слово — портаки.

— Были у тебя портаки?

— Конечно. Если кто-то говорит, что никогда не делал портаков, я не верю. Даже очень крутые мастера выкладывают в интернет свои работы семилетней давности и признаются: «Вот так отстойно я раньше делал!». В принципе у всех бывают неудачные работы. Но…

— Но клиентам об этом лучше не знать?

— Люди — всего лишь холсты))) В начале моей работы были моменты, когда я не могла уснуть, смотрела в потолок и думала о судьбах людей, которым сделала что-то плохое.

— «Плохое» на профессиональный взгляд или косяк, видный невооружённым взглядом?

— Если человек не тату-мастер и не особо в этом разбирается, зачастую он вообще не видит косяков. Серьёзно! Люди разницу в качестве почти никогда не чувствуют. Это удивительно. Кажется, что косяк любой заметит, а они: «Не, вроде норм». Часто люди не из профессии спрашивают: «Клиент доволен остался?» «Да!» «Значит, всё хорошо!» Нет, нехорошо. Если работа была сделана объективно плохо, неважно, остался ли доволен клиент. Ты не можешь сам оставаться довольным.

— Часто себя грызёшь?

— Да я вообще мастер по этой части! Из-за рисунков, из-за татуировок… Это беда многих творческих людей, которые не имеют объективной самооценки. Они либо себя грызут, либо наоборот – носят корону на голове. Я из той категории, что себя грызут.

— Но клиенты почти всегда остаются довольны?

— Да. Такое, чтобы были недовольны, случается редко. Но я не обольщаюсь. Бывает, что люди остаются недовольны, просто не говорят об этом. Хотя судя по потому, какой флэшбэк я получаю, все довольны. Бывает, работа выполнена объективно хорошо, просто человеку непонятен стиль изображения. Особенно часто ругают стиль олдскул — слишком примитивно, просто. Но и в живописи есть работы в стиле примитивизма. Кто-то скажет: «Это фуфло, я так сам нарисую!». А кто-то будет смотреть на полотно, и у него внутри всё будет захватывать.

— Люди вообще оригинальны в выборе тату? Часто просят сделать татуировки как у звёзд?

— Есть те, кто приходит с крутыми оригинальными идеями. Их немало. Но, конечно, есть и те, кто просит либо как у звёзд, либо видит красивую картинку в интернете и говорит: «Сделайте точно так же!». Я им: «Давайте поменяем, давайте я вам сама нарисую, я копии не делаю». В ответ: «А насколько будет похоже на эту? Мне надо так же!». И таких людей много, к сожалению. Это, как правило, самые неблагодарные клиенты, которые вообще не ценят труд художника. Для них татуировка — это картинка из интернета, а не что-то созданное специально для них. Часто просят тату как у Нагиева, как у Джорджа Клуни, как у Джоли. Татуировки Рианы – это вообще страшный сон татуировщика.

— Берётесь дублировать?

— Не всегда и не всем. Если человек взрослый, за 40, как правило, ему сложно что-то объяснить и доказать. Если более молодой, предлагаю подумать над другой идеей. Если нет и 20 лет, отговариваю всеми силами. По-разному бывает. На одних творческих работах нормально не заработаешь. Приходится делать что-то не очень художественное. Ты вроде художник-татуировщик, но иногда переобуваешься в ремесленника-татуировщика и просто делаешь.

—  Такие работы не попадают потом во ВКонтакте и инстаграм?

— Да. Антон меня учил — в портфолио нужно выкладывать то, на что люди бы потом к тебе приходили — интересную стилистику, оригинальные идеи. Чтобы люди показали понравившуюся работу из твоего портфолио, а ты могла бы предложить что-то в этом стиле.

— А сколько работ, попавших в соцсети, по отношению к общему числу?

— Примерно 60 на 40, где 40 — это то, что попадает в соцсети. Последние мои работы более крупные, они не попадают в соцсети, потому что ещё в процессе.

Штамповка одинаковых работ разным людям – это прошлый век. Уважающие себя татуировщики этим не занимаются.

— Часто на страничках мастеров есть их рисунки с подписью «Свободный эскиз». Что это?

— Свободные эскизы появляются, когда ты работаешь не на заказ, а просто подготавливаешь эскиз, выкладываешь его в интернет и люди могут его выбрать. В современных тату-студиях больше нет каталога, как было в 90-е, когда ты полистал и выбрал себе тату. Сейчас у мастеров есть свободные эскизы или ты можешь заказать эскиз, поделившись своей идеей.

— А почему отказались от каталогов?

— По мере того, как татуировка становилась популярна, возрастала её художественная ценность. Сегодня у мастеров считается дурным тоном делать тату по чужой картинке. Нужно самому рисовать. Штамповка одинаковых работ разным людям – это прошлый век. Уважающие себя татуировщики этим не занимаются. Хотя иногда люди спрашивают каталоги или злятся, что у нас их нет.

— Была ли работа, которую ты делала и краснела?

— Бывает, всякие извращенцы к нам приходят, просят набить всякие символы. Потом смотрю их обозначение, а это какой-нибудь знак БДСМ… В основном я не допускаю такого, но, бывает, мужики пишут, просят о тату на интимных местах. Не берусь.

— Бывает ли похож тату-мастер на бармена, к которому приходят излить душу?

— Да, я вообще как доктор Курпатов! К татуировщику часто идут за общением. Понятно, что и за тату, но часто, выбирая мастера, смотрят на человеческие качества. Разницу в качестве работы, в стиле не каждый увидит, а вот приятен тебе человек или нет, поймёт любой. Если человек закрытый, бука, вообще не идёт на контакт с клиентом, дерзит (а такие тоже бывают), люди от таких мастеров уходят, даже если им нравится, как они сделали работу.

— Что люди обычно рассказывают?

— Порой такие интимные подробности о себе, что ты сидишь и думаешь: «Спасибо за бесценную информацию! Как я раньше жила без этого!». Бывает и такое, что клиенты становятся настоящими друзьями. У меня есть несколько случаев. Общаемся каждый день. Вообще есть момент профессионального выгорания, именно эмоционального. Иногда бывает просто избыток общения! Очень многие татуировщики об этом говорят. Потом для них лучший отдых – рыбалка.

— Тебя это тоже начинает цеплять?

— Да, и меня, и любого, кто уже довольно долго работает.

— Ты этого момента боишься?

— Да. Но надо уметь себя перезагружать. Помогают поездки и путешествия. Мы, например, ездим на тату-фестивали. Съездишь на фестиваль, посмотришь, как работают мастера из других городов, пообщаешься с ними, если нашёл там клиентов, поработаешь. Наберёшься впечатлений, приезжаешь и появляется желание окунуться в работу с головой.

Наша страна — лидер в плане татуировщиков. Необъяснимо, но факт.

— На многих фестивалях была?

— Дважды в Москве, раз в Питере, Казани и Краснодаре.

— Это международные фестивали?

— По-разному. В Москве, например, были мастера из Италии, Америки. Но у них ценник – 1000$ за сеанс! Нашему человеку такой ценник тяжело осилить. Тем более, что русские татуировщики делают не хуже, а то и лучше. Наша страна — лидер в плане татуировщиков. Необъяснимо, но факт.

— В плане качества или количества?

— Качества. Наши татуировщики очень высоко ценятся за границей. Например, Антон с Мариной сейчас работают в Бельгии. Там для них тату от русского татуировщика — это круто. А иностранцы, которые приезжают к нам на фестивали, часто не находят клиентов и просто тусуются, так что не всегда есть возможность посмотреть, как они работают. Зато можно посмотреть на наших. На фестивалях и в Краснодаре, и в Казани есть мастера очень крутого уровня.

— Конкуренция высокая?

— Да, но в плане качественных работ не очень высокая. Но она есть.

— А внутри области?

— Особо крутых мастеров немного, но они есть. Часто люди ищут, где подешевле. В этом плане многие очень сильно сбивают цену. Я отношусь к этому философски. Если у меня нет клиентов, я думаю: «Блин, что со мной не так?! Что я сделала неправильно? К другим же мастерам приходят!»

— Часто бывают простои?

— Когда ты работаешь на себя, всегда так бывает – то клиентов нет, то клиентов много. Всегда надо держать руку на пульсе.

— А сколько тату делаешь в месяц?

— Изначально вела счёт, но потом сбилась. В среднем примерно 15 тату. Сегодня, например, делаю одну. Вчера сделала 3 – две небольшие, одну побольше.

— А сколько длился самый долгий сеанс?

— Иногда приезжают клиенты из других городов, стараемся сделать сразу всё. Как-то приезжали 2 клиентки из другого города, делала им обеим по татуировке. Сеанс длился с 10:00 до 22:40. От и до сделали 2 тату.

Это очень дорогостоящее увлечение: тату-машинки дорогие, а краски стоят, как крыло боинга.

— А вообще работа тату-мастера прибыльна?

— Сейчас из-за того, что тату дорого стоит, люди думают, что деньги мы гребём лопатой. Многие учатся на татуировщиков, чтобы зарабатывать. Мне татуировка начала приносить деньги (так, чтобы я могла жить и не искать вторую работу и подработку) примерно через 1,5 года из 3 лет, что я этим занимаюсь. Первое время тату отнимало у меня кучу времени и ресурсов, потому что это очень дорогостоящее увлечение: тату-машинки дорогие, а краски стоят как крыло боинга. Первое время это всё высасывает деньги как чёрная дыра. Чтобы зарабатывать, надо раскрутиться. В принципе сейчас в городе у меня есть имя, люди меня более-менее знают, есть постоянные клиенты. Тут просто: если ты крутой мастер, это приносит нормально денег, а если нет, то мало.

— А сколько нужно времени, чтобы стать крутым мастером? Пять лет, десять?

— Это как с обучением: может, выучишься быстро, может, долго, а может, вообще ничего не получится. Если человек никогда не занимался рисованием, не надо лезть в татуировку. Как можно стать татуировщиком, если ты не рисуешь? Мне это непонятно.

— Назови причины, по которым не нужно быть татуировщиком.

— Первое — если вы не рисуете и не хотите учиться рисовать. Второе — если хотите на чём-то сэкономить – на дезинфекции, стерилизации или хорошем оборудовании. И вообще если не готовы вложить много денег в своё оборудование и развитие, потому что это просто чёрная дыра в моем бюджете. Третье – если не готовы к новым «друзьям», которые хотят с вами дружить, потому что вы татуировщик. Четвёртая причина — профессиональные болячки — боли в спине, снижающееся зрение, и самое экзотичное — боли в суставах пальцев и кисти руки от вибрации машинки. У меня уже были случаи и когда пальцы не гнулись, и когда левая рука перестала подниматься.

— Какие дурацкие или смешные вопросы задавали тебе про тату?

— «А купола мне наколешь?». А потом вспоминают всякие тюремные тату и начинаются эти «шутки за 300». Часто спрашивают: «А это настоящие?» или «А можно сделать временные тату?». Самые «оригинальные» говорят: «А что, потом на лбу наколешь?» Девушки часто задают вопросы, типа «А парни нормально реагируют на тату?». Был один парень: «Я хочу сделать тату в виде надписи. А какую надпись мне сделать?». А однажды моя бабушка смотрела альбом с моими работами и спрашивает: «Это что, реально кто-то себе захотел набить?!». Я: «Ну да». А потом она так долго смеялась! Вот это было обидно.


КОРОЧЕ

Когда я была маленькой, сестра говорила мне: «Учись рисовать, когда вырастешь, куплю тебе тату-машинку!». Ещё учась на филфаке, я хотела заниматься татуировкой.

Мастером студии Антона Автономова я стала в июне 2015 года, а учиться начала в ноябре 2014-го. Но во время обучения мы всегда предупреждали людей, что я — новичок, молодой мастер, у которого мало опыта.

Первое тату делала своему бывшему начальнику. Другой мастер сделал контура, а я всё обводила и раскрашивала. Если честно, получилось не очень хорошо.

Первое время делала тату знакомым знакомых, всяким панкам. Им было пофиг, что набьют, лишь бы тату и лишь бы бесплатно.

Когда я училась, делала бесплатно. А когда начало получаться, сначала 500 рублей брала, потом 1000. С ростом качества росла и цена.

Откажусь делать тату, если считаю что-то неэстетичным. Не буду портить репутацию.

Часто просят сделать тату как у Нагиева, как у Джорджа Клуни, как у Джоли. Татуировки Рианы – это вообще страшный сон татуировщика. Но и есть и те, кто приходит с оригинальными иделями.

На одних творческих работах нормально не заработаешь. Приходится делать что-то не очень художественное.

В современных тату-студиях больше нет каталога, как было в 90-е, когда ты полистал и выбрал себе тату.

Сегодня у мастеров считается дурным тоном делать тату по чужой картинке. Нужно самому рисовать. Штамповка одинаковых работ разным людям – это прошлый век.

К татуировщику часто идут за общением. Понятно, что и за тату, но часто, выбирая мастера, смотрят на человеческие качества.

Есть момент профессионального выгорания, именно эмоционального. Иногда бывает просто избыток общения! Очень многие татуировщики об этом говорят. Потом для них лучший отдых – рыбалка.

На тату-фестивали в нашу страну часто приезжают мастера из Европы, Америки. Но у них ценник – 1000$ за сеанс! Нашему человеку такой ценник тяжело осилить.

Русские татуировщики делают не хуже, а то и лучше. Наша страна — лидер в плане татуировщиков. Необъяснимо, но факт.

Особо крутых мастеров немного, но они есть. Часто люди ищут, где подешевле. В этом плане многие очень сильно сбивают цену.

В среднем в месяц делаю примерно 15 тату.

Мне татуировка начала приносить деньги (так, чтобы я могла жить и не искать вторую работу и подработку) примерно через 1,5 года из 3 лет, что я этим занимаюсь.

Это очень дорогостоящее увлечение: тату-машинки дорогие, а краски стоят как крыло боинга. Первое время это всё высасывает деньги как чёрная дыра.

 

Фото из архива Светланы Мегионской

#ёжмедиа

 

Добавить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о